Главная / Российские писатели / Смольников Игорь Федорович / Смольников И.Ф. (О творчестве писателя) /

Смольников И.Ф.

Интересные, хорошие произведения, адресованные детям, с охотой и пользой для себя прочтут взрослые, а многие книги, написанные для взрослых, давно и успешно читают дети самых разных возрастов. В этой "орбите" находятся и многие писатели. Есть, конечно, авторы, которые пишут, например, стихи только для самых маленьких. Но чаще тот, кто ступил на писательскую тропу, пишет для читателей самых разных возрастов. А ориентация на ребёнка, подростка лишь придаёт его произведениям большую доходчивость, простоту, выразительность. Если, разумеется, хватает того, что именуется талантом.

Вот и о писателе Игоре Смольникове читатель может составить представление во всех этих "ракурсах", знакомясь с его прозой и стихами.

Что можно сказать о нём в смысле его биографии? Родился он 2 октября 1930 года в городе Пушкине (бывшем Царском Селе) в семье военного летчика. До Великой Отечественной войны жил в Ленинграде и Витебске, куда направили служить отца. Мать работала в библиотеке и преподавала иностранные языки. Во время войны семья эвакуировалась на Волгу в город Куйбышев (ему вернули старое имя - Самара). Там он закончил среднюю школу, там был участником литературного кружка при Дворце Пионеров и изостудии, там были написаны первые стихи, проза и сделаны работы акварелью и маслом, о чем теперь их автор вспоминает лишь с улыбкой. В 1948 году И.Ф.Смольников вернулся в Ленинград и стал студентом ЛИСИ (инженерно-строительного института), но ушёл со второго курса и в итоге закончил литфак ЛГПИ им. Герцена (Педагогического института). Потом ещё три года учился там же в аспирантуре. Причём поступил в неё главным образом потому, что его взял к себе аспирантом Василий Алексеевич Десницкий, яркий человек, профессор литературы, а в прошлом друг М.Горького, видный деятель революционого движения в России. К беседам, воспоминаниям Десницкого восходят замыслы некоторых книг его аспиранта, посвящённые деятелям революционного движения в России и русским писателям. Аспирантская же карьера И.Ф.Смольникова завершилась весьма успешно: он защитил кандидатскую диссертацию, посвящённую творчеству Глеба Успенского, читал лекции по литературе - сначала около двух лет в Карельском педагогическом институте, затем в ЛГК (Ленинградском институте культуры). В последнем он проработал четверть века, но в 1985 году ушёл с "профессорской" работы и занялся своими книгами. Правда, вскоре для всей страны наступили не лучшие времена, и книги И.Ф.Смольникова стали появляться не так часто, как это было раньше.

В письменном его столе скопилось немало рукописей, которые ждут своего часа и которые, как кажется автору, отнюдь не самые плохие из всего, что он успел написать.

Итак, И.Ф.Смольников - писатель. В самом деле он человек, который профессионально занимается литературой, опубликовал более двадцати книг, а также разнообразных очерков и статей, посвящённых преимущественно литературе и изобразительному искусству. Он член Союза писателей Петербурга.

Первые свои опусы он напечатал в ленинградской молодёжной газете "Смена", когда был ещё студентом; а также в молодёжной газете Смоленска, куда ездил летом на каникулы и где тогда, в начале 50-х годов служил его отец. Там, в Смоленске он храбро выступал со статьями о спектаклях Белорусского оперного театра, гастролировавшего в том городе, чем повергал в оторопь как артистов, так и ценителей оперного искусства.

Потом были статьи и очерки в журналах "На рубеже" (Петрозаводск), "Звезда", "Нева", "Костёр"...

Преподавание в вузе и литературоведение долго мешало ему выйти на "свою" дорогу, но в самом конце 50-х годов и в начале 60-х он стал регулярно печатать свои стихи и небольшие рассказики на страницах альманаха "Звёздочка", в журнале "Искорка", а в 1960 году напечатали его первую книжку - "Богатыри", стихи для самых маленьких. Для малышей же была написана и вторая книжка стихов "Тапки-лапки" и сборничек рассказов "С кем прощалась Маша".

"Тапки-лапки" были напечатаны в 1962 году; и в том же году вышла из печати его первая повесть о художнике, а именно о замечательном русском пейзажисте Фёдоре Васильеве - "Короткая заря". Её не переиздавали и не в каждой детской библиотеке её можно найти, но она стоит того, чтобы её прочитать. Автору удалось средствами литературы донести до читателя своеобразие и прелесть этого замечательного художника, а также трагическую тональность всей его короткой жизни. Впрочем, возможно, ничего удивительного в этом не было. И.Ф.Смольников был тогда влюблен в искусство Васильева, побывал всюду, где работал художник, проштудировал всё, что можно было найти о нём в документалистике, а, кроме того, сам занимался живописью и мог с профессиональным знанием рассказывать о мастерстве художника.

Ни о композиторах, ни об артистах, ни о физиках-химиках И.Ф.Смольников не пишет, так как в этих областях творчества не чувствует себя знающим человеком. А в живописи... Тоже, конечно, оценивает свои знания весьма скромно, однако занимается этим профессионально. Он даже выставлял на всеобщее обозрение свои пейзажи. У него было четыре, как принято говорить, персональные выставки (масло, акварель, рисунок). В 1990-м году - в Доме писателей на Шпалерной (это было, естественно, до пожара в этом славном здании); в 1991 году в Москве, в Государственной республиканской детской библиотеке; в 2000 году - в Центре литературы и книги на набережной Макарова, 10; и в 2001 году в городе Пскове, в арт-салоне Областной детской библиотеки. Его пейзажи есть в Лавке писателей на Невском проспекте, в Союзе писателей Санкт-Петербурга, у частных владельцев Петербурга, Москвы, Самары, Пскова, а также за рубежом - в Германии, Израиле, Англии, США. Сборник стихотворений И.Ф.Смольникова "Луч в витрине" вышел в его оформлении: рисунки и обложка.

Кроме повести о Ф.Васильеве, И.Ф.Смольников написал повесть о выдающемся русском живописце Валентине Серове - "Сердце художника" и беллетристический "триптих" "Повести трудных и радостных лет", посвящённый Валентину Серову, Константину Коровину и Михаилу Врубелю. Три небольшие повести объединены в одну книгу и потому, что эти три художника при жизни как бы дополняли друг друга своим необыкновенным искусством, и потому, что их связывала дружба, и, наконец, потому, что в сюжете повестей повторяются некоторые ключевые эпизоды их жизни, каждый раз поданные с новой точки зрения - Серова, Коровина, Врубеля.

В 1968 году вышла первым изданием (всего их было три) книга рассказов о советских художниках "Мастерская солнца". Тут уж здравствующим тогда мастерам некуда было деться от настырного автора - он знакомился с ними, а с одним из них даже подружился. Это был Виталий Николаевич Горяев, острые рисунки которого врезались в память автора "Мастерской солнца" ещё во время Великой отечественной войны. Ему повезло, когда он работал над этой книгой: тогда были живы С.Т.Коненков, А.Ф.Пахомов, П.Д.Корин. О встречах с ними и повествуют рассказы этой книги. В ней читатель встретится и с другими мастерами - М.В.Нестеровым, А.А.Рыловым, М.Е.Грековым, К.С.Петровым-Водкиным, Н.А.Андреевым, М.С.Сарьяном, В.А.Фаворским, Д.С.Моором, А.А.Дейнекой, А.А.Пластовым, Г.Г.Нисским, П.П.Кончаловским.

Как бы ни старались некоторые нынешние теоретики и практики так называемого современного "авангарда", а в истории отечественного изобразительного искусства эти имена никогда не исчезнут и будут приносить радость новым и новым поколениям зрителей. Мастерская художника должна быть "мастерской солнца". Другого не дано. В этом и состоит пафос рассказов И.Ф.Смольникова.

Другой сферой его интересов является мир русской литературы и общественного движения в России. К этому его подтолкнул Василий Алексеевич Десницкий. Он, например, хорошо знал такого самобытного, ни на кого не похожего русского революционера ХIХ века, как Герман Лопатин... В предисловии к повести о нём, И.Ф.Смольников писал:

"Я стал читать о Лопатине.

Некоторые его товарищи оставили о нем разрозненные заметки в старых газетах и журналах. В одном из архивов мне дали письма Лопатина к его другу, революционеру-народнику Петру Лаврову... В другом архиве я достал огромные тома следственных дел, которые заводили на Лопатина в министерстве юстиции и третьем отделении канцелярии царя.

Всё это помогало восстанавливать факты его удивительной биографии и черты его личности."

Для учёного-историка этих материалов хватило бы не на одну диссертацию. И.Ф.Смольников написал небольшую, динамичную повесть "Герман Лопатин", адресованную юному читателю.

В 1973 году была напечатана повесть о другом революционере, Степняке-Кравчинском - "Острее клинка". Работая над ней, автор также "перелопатил" гору документального материала. Эта повесть может быть весьма поучительна для нашего времени, ибо посвящена она одному из первых русских "террористов", который среди бела дня на одной из центральных улиц Петербурга заколол кинжалом шефа жандармов Мезенцева. В повести исследуются мотивы этого акта мести (с точки зрения одних) и преступления (с точки зрения других). В качестве главного героя повести Сергей Михайлович Степняк-Кравчинский был выбран не случайно: он являлся не только революционером, но и талантливым писателем. Сюжет повести приводит читателя к мысли о том, что "острее клинка", поражающего носителя зла, оказывается не террористический акт, но активная деятельность иного рода. В случае со Степняком-Кравчинским - его книги.

В 1975 году была напечатана книга "Он вольность хочет проповедать" - о Петре Яковлевиче Чаадаеве. Так же, как и две предыдущие повести, книга о знаменитом русском философе и друге Пушкина останавливала внимание читателя на отдельных, решающих эпизодах жизни и деятельности героя. Для автора она была, возможно, самой трудной, ибо надо было не скучно и по возможности исчерпывающе рассказать юному читателю о сложном пути духовного, интеллектуального развития такой неординарной личности, какой был Пётр Чаадаев. Сам автор полагал, что он небезуспешно справился с этой задачей и прежде всего потому, что жизнь Чаадаева прослеживается в связи с его дружбой и полемикой с Александром Сергеевичем Пушкиным.

Так в орбиту интересов нашего автора впервые попал Пушкин.

Тот, кто хоть раз в своих занятиях, интересах, размышлениях соприкоснулся с Пушкиным, останется в поле его могучего притяжения на долгие годы.

После повести о Чаадаеве, в которой наряду с ним главным героем стал Пушкин, И.Ф.Смольников написал о нем несколько книг.

В 1986 году была напечатана книга "Болдинская осень", в популярной серии издательства "Детская литература" - "По дорогим местам". Это рассказ о первой болдинской осени поэта, о его произведениях, написанных осенью 1830 года, и о том, каким предстало нижегородское село Большое Болдино глазами нашего современника.

Как и некоторые другие книги И.Ф.Смольникова, посвящённые русским писателям, она сочетает в себе и живое повествование о "дорогих" нашему сердцу местах, и живой рассказ о знаменитых произведениях, и живые сцены из жизни героев. Поэтому жанр этих книг определить одним словом трудно, но читать их интересно и поучительно.

"Начинались" же они со случая. Со счастливого случая.

Так было с "Болдинской осенью". Автор отправился однажды в Болдино и там, в соседнем селе, Львовке встретился с человеком, который жил "по соседству" и знал старшего сына Пушкина, Александра Александровича. Это был старый крестьянин Максим Иванович Куликов.

В заключительной главе книги можно прочитать:

"Мы сидим на завалинке деревенского дома, и наш бодрый духом и разумом белобородый собеседник, словно драгоценную эстафету, передает нам своим рассказом о былом времени прикосновением своей тяжелой, узловатой, старческой руки эту трепетную память, это живое тепло, идущее сквозь толщу лет от одного Александра Пушкина к другому, ради которого мы и находимся на этой священной болдинской земле."

Счастливая встреча подстерегала И.Ф.Смольникова и в Ясной Поляне. Там он жил несколько дней у Веры Сергеевны Ляпуновой, дочери слуги Льва Николаевича Толстого. Она и сама хорошо знала великого писателя и даже сшила ему одну знаменитую его "толстовку", которая по сей день висит в спальне присателя... Вера Сергеевна тоже кое-что рассказала нашему автору. А самое главное, как и в случае с Максимом Ивановичем Куликовым, он ощутил живую связь с прошлым, которое и прошлым-то в заурядном смысле этого слова для всех русских и не является. Так что И.Ф.Смольников просто был обязан писать о Ясной Поляне и о Льве Толстом. Так появилась книга "Середина столетия", в которой можно прочитать и о Толстом, и о Ясной Поляне, а также о "соседе" Толстого Иване Сергеевиче Тургеневе, о встрече этих знаменитых писателей на русской природе; можно вслед за автором (и за героями рассказа Тургенева "Бежин луг") совершить путешествие на это знаменитое место, известное каждому школьнику по хрестоматийному рассказу...

Книга "Середина столетия" состоит из трех разнохарактерных, но связанных друг с другом компонентов: очерков-путешествий в "памятные места" - Ясную Поляну и Спасское-Лутовиново, очерков, посвящённых повестям и рассказам наших классиков, написанных в этих их имениях, и трёх новелл, рассказывающих о Толстом и Тургеневе.

Зримому раскрытию всего этого материала служат в книге и цветные фотографии этих мест, выполненные автором книги.

Уникальные, выразительные авторские фотографии сопровождают и книги И.Ф.Смольникова о Пушкине.

Кроме "Болдинской осени" было опубликовано ещё четыре - "Путешествие Пушкина в Оренбургский край", "И с каждой осенью я расцветаю вновь...", "Пушкинский свиток", "Годы и версты Пушкина".

Последняя посвящена общему обзору-рассказу о путешествиях Пушккина по необъятной России. В ней, как говорится в предисловии, "главы, имеют характер очеркового повествования, перемежаются главами иного плана. Их шесть. Они, словно, увеличительное стекло, выхватывают некоторые важные события и позволяют детальнее, внимательнее вглядеться и вслушаться в отдельные страницы пушкинской биографии. Написаны они в беллетристическом ключе и позволяют понять то, что за каждым биографическим фактом, упомянутым в обзорных, очерковых главах, скрыт интереснейший сюжет, героями которого были Пушкин и его многочисленные знакомцы".

В этой книге впервые в необозримой литературе о Пушкине дан алфавитный указатель мест, где бывал и жил Пушкин.

"Пушкинский свиток" - это и летопись жизни великого русского поэта, и календарь, и энциклопедия. Она состоит из самых разнообразных материалов (от отрывков из произведений Пушкина до фрагментов из его писем), написана в занимательной и общедоступной форме, снабжена на каждой странице иллюстративным материалом и может служить как "книгой для чтения" о жизни Пушкина, так и своеобразным настольным справочником о важнейших фактах его биографии.

И с каждой осенью я расцветаю вновь... посвящена пушкинским трём осеням в Болдино и как бы продолжает книгу о первой Болдинской осени. В ней ощутимее зазвучало то, что было обозначено ещё в книге об осени 1830 года и о чем в предисловии сказано так:

"В Евангелие многократно повторено: "Кто имеет уши слышать, да слышит!"

Евангелие написали апостолы, живые, небезгрешные люди. Они первыми уверовали в истины, которые возвестил миру тот, кого назвали Христос.

Русь стала приобщаться к ним тысячелетие назад.

За тысячу лет необозримо много обрели поколения россиян.

В первой трети девятнадцатого столетия им было дано ещё одно евангелие - от Александра. Оно не затенило тех, четырех - от Матфея, Марка, Иоанна и Луки. Зазвучало, им не противореча, сначала, при жизни создателя, непостижимое в полной мере его современниками да и ближайшими потомками тоже, и лишь потом, с годами обретавшее все большую власть над людьми.

В наше время в этом удивительном евангелии мы черпаем мудрость мыслей, силу духа, откровение сердца.

Для того, чтобы написать книгу "Путешествие Пушкина в Оренбургский край", автор сам дважды совершил путешествие за Волгу и на реку Урал куда осенью 1833 года ездил Александр Сергеевич Пушкин для сбора материала для своей "Истории Пугачева" и романа "Капитанская дочка".

В путешествии автора были свои открытия. Пожалуй, никто из пушкинистов не проследил так обстоятельно и "непрерывно" тот пушкинский маршрут. И.Ф.Смольникову удалось уточнить некоторые, не раскрытые до конца детали, участки пушкинского маршрута (с ними читатель может познакомиться как в тексте книги, так и по старинным картам). Автор увидел, заснял на цветное фото и поместил в книге некоторые сохранившиеся, но затерявшиеся "среди долины ровныя" детали почтового тракта, по которому ехал Пушкин. В своём "путешествии" автор сделал и некоторые литературные, биографические открытия. Так, он установил личность мужчины, изображённого на автографе одного известного пушкинского стихотворения:

Когда б не смутное влеченье

Чего-то жаждущей души,

Я здесь остался б - наслажденье

Вкушать в неведомой тиши:

Забыл бы всех желаний трепет,

Мечтою б целый мир назвал -

И все бы слушал этот лепет,

Все б эти ножки целовал...

Мужчина этот - сибирский губернатор А.М.Загряжский. А стихотворение, написанное в дороге осенью 1833 года, скорее всего, было посвящено его дочери, Лизе Загряжской, в замужестве Пушкиной. После смерти Александра Сергеевича она стала женой его младшего брата Льва...

В отличие от других книг И.Ф.Смольникова, в которых научная их основа уходит в подтекст, эта книга очень "учёная". Всё в ней не только рассказано, но и доказано, со ссылками на различные документы. И не случайно поэтому данная книга не вызвала раздражения у записных литературоведов и пушкинистов. В отличие от других книг нашего автора, которые у "строгих" критиков, а точнее педантов всегда рождали различные придирки из-за их "излишней", как им казалось "беллетризации" и простоты изложения.

Пушкинская тема неизбежно проникла и в стихотворения И.Ф.Смольникова. В его поэтическом сборнике "Луч в витраже" есть миницикл, посвящённый Пушкину. Почему "мини"? По той простой причине, что автор печатает далеко не всё, что пишет. Особенно в стихах. А в отборе стихов о Пушкине он был особенно строг. Впрочем, читатель может быть иного мнения. Это его право. Вот одно из этих трех, опубликованных стихотворений:

Альманахи старые листая,

На банальных виршах застревая,

Я внезапно для себя открыл,

Как ворвалась, всё кругом сметая,

Тех стихов блистательная стая,

Поражая всех размахом крыл.

Я представил, как за строчкой строчку

Поглощал с восторгом, в одиночку

Тот читатель дивные стихи.

В Тверь ли путешествуя, в Опочку,

На былых кумирах ставя точку -

Хороши они или плохи.

Ах, как было всё во время оно!

Под корсетом сердце учащенно

Билось - рвалось птицей из груди,

Словно как в тот год, когда знамена

Утвердили крах Наполеона

И кичились славою вожди.

Перед ним со щедростию царской,

Не колеблясь, кивер свой гусарский

Преклонил тогда поэт Денис;

И не знали ни в глуши самарской,

Ни в столицах, что к черте январской

Дни его стремительно неслись.

В 1989 году вышла в свет книга И.Ф.Смольникова "В голубом небе жаворонок". В неё вошли рассказы и две небольшие повести. По одной из них названа вся книга. Повесть эту можно было бы назвать повестью-путешествием. Герои её, отец и дочь, совершают путешествие по средней России, по местам, где когда-то, в годы Великой Отечественной войны воевал отец рассказчик. А второе "путешествие" - это путешествие к отцу, кого уже нет на свете, но кто постоянно притягивает к себе, к своему жизненному опыту, к своей духовной сути. Своеобразный "пульсирующий" сюжет повести всё время переносит нас из нашей эпохи в прошлые годы - в Великую Отечественную войну, в довоенное детство рассказчика, в дореволюционное прошлое отца; и даже возникает почти фантастическая сцена, когда героиня, девочка-подроток встречается в Крыму, на берегу Чёрного моря с одним из героев далекого прошлого, Василием Алексеевичем Десницким. Между ним и ею, представительницей совершенно иного поколения происходит многозначительный диалог, в котором проглядывает пунктир связи различных и столь не похожих друг на друга эпох и людей России.

В повести использован документальный материал - отрывки из фронтового дневника деда героини.

В этой повести впервые И.Ф.Смольников опубликовал этот уникальный материал.

В 2000 году он издал этот дневник целиком со своими комментариями. Собственно, это уже книга не Игоря Смольникова, а его отца, Фёдора Смольникова. Она так и представлена на обложке и титульном листе: Фёдор Смольников. "Воюем. Дневник фронтовика. Письма с фронта." Москва. Издательство "Классика плюс".

Вот необходимые пояснения, взятые из предисловия:

"После смерти отца я обнаружил его дневник военных лет. Пять плотно исписанных блокнотов небольшого формата. Судя по обложкам (они изрядно потёрты), он постоянно носил их с собой от начала и до конца войны. Первая военная запись помечена 22-м июня 1941 года, последняя - 9-м мая 1945 года.

Он никогда не говорил о дневнике.

Вести подобный дневник фронтовому офицеру было запрещено."

"...я не изменил ни одного слова, ничего не добавил и, естественно, не исправлял стиль. В этом смысле дневник отца не похож на многие препарированные для печати свидетельства участников войны, включая и дневниковые записи некоторых военных, журналистов, писателей. Это - подлинный документ. Он опубликован таким, каким возникал на страницах фронтовых блокнотов без оглядки на возможное прочтение другими людьми, без опасения выставить в невыгодном свете пишущего."

"Конечно, не всегда и не во всем отец бывал справедлив. Он был живым человеком, со своими страстями и пристрастиями. Дневник этого не прячет. Но отец был честным солдатом. Ложь о войне, о людях на войне, умолчания или лукавость были противны его характеру, его воспитанию, его профессиональной чести кадрового офицера."

Публикацией этого дневника И.Ф.Смольников выполнил не только свой сыновний долг, долг людей живущих ныне поколений перед теми, кто в страшные годы войны с фашизмом спас Россию, но и дал современному читателю один из интереснейших и подлинных документов той трагической и героической эпохи.

Из новых работ И.Ф.Смольникова упомянем лишь об одной книге, которая готовится к печати в издательстве "Лицей". Это историческое повествование о пребывании Пётра I в Англии.

В том, что автор обратился к этой "зарубежной" теме, есть свои причины. Но здесь не о них речь. Лучше приведём цитату ещё из одного предисловия. К этой повести. А называется она просто - "Пётр I в Англии".

"Пётр Первый в Англии - одна из наименее прорисованных страниц в биографии великого преобразователя России. А ведь именно там, в английской столице, на Темзе, он не только завершил свои заморские "университеты", но и утвердился в мысли строить у порога Европы свою собственную столицу и морскую крепость."

Кроме Петра I, читатель встретился в этой повести и с английским королём Вильгельмом III, и с Александром Меншиковым и с постоянным петровским спутником, гидом и собутыльником в Англии маркизом Кармартеном.

Автору посчастливилось достать неизвестные у нас материалы о пребывании Петра в Англии. Естественно, и в самой Англии он побывал. И, верный себе, прошёл и проехал все те места в английской столице и в самой Англии, где разворачиваются действия его повествования.

Автор даже надеется, что его новой книгой заинтересуются не только в России, но и на берегах туманного Альбиона. А пока для "полноты картины" о писателе И.Ф.Смольникове надо заметить, что за рубежом у него была лишь одна достойная упоминания публикация. Это большая подборка его лирических стихотворений в воскресном приложении к газете "Новое русское слово" (1996 год), которая выходит в Нью-Йорке на русском языке.

2001 год